Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Хабаровск Православный | Беседы в кафе «2 рыбы»: протоиерей Георгий Сивков
Хабаровск православный Журнал Беседы в кафе «2 рыбы»: протоиерей Георгий Сивков

Беседы в кафе «2 рыбы»: протоиерей Георгий Сивков

Блог кафе "2 рыбы"

06.07.2020

В молодежном православном кафе «2 рыбы» часто бывают в гостях интересные люди. Сотрудники кафе решили рассказывать о них в своем блоге, публикуя интервью.

Один из таких гостей - протоиерей Георгий Сивков, настоятель Спасо-Преображенского кафедрального собора Хабаровска.


– Расскажите о своем пути к Богу и к настоятельству.


– В 15 лет мама привела меня в храм креститься. У меня не было самостоятельного желания и никаких мыслей по этому поводу. Мама и сама покрестилась за неделю до меня. Во мне не было веры, к сожалению, не было знаний, зато были сомнения по поводу изменений в жизни. Но обстоятельства на тот момент в семье были трудные, поэтому мы и пошли в храм. Стали ездить туда раз в месяц. Постепенно в жизни действительно начались изменения. Уже в старших классах я начал самостоятельно ездить в церковь и даже звать туда маму. К концу школы я уже помогал в храме на улице  Ленинградской, читал духовную литературу, интересовался духовной жизнью.

В 1993 году в возрасте 18-ти лет поступил в Тобольскую духовную семинарию. Отучившись пять лет, вернулся в Хабаровск в 1998 году, через год женился и принял сан священства. Меня рукоположил епископ Марк, ныне он митрополит Вятский и Слободской. Фактически владыка Марк меня и воспитал. Он был и строгим, конечно, но был настоящим отцом, воспитателем. Я прослужил с ним 11 лет священником. В Преображенском соборе я с самого его открытия в 2004 году. В 2010 году я стал его ключарем и, за исключением небольших переводов, остаюсь настоятелем и по сей день.


– Вы - хабаровчанин?


– Родился здесь, а детство прошло в Еврейской автономной области. Именно поэтому я не мог чаще ходить в храм в детстве – поездка в Хабаровск была целым событием: вечером садились на поезд, утром приезжали, были на службе, потом снова на поезде обратно. У нас же дома храма не было…

– Ваша матушка Юлия Сивкова – известный коуч и блогер – очень сильно на вас не похожа, вы как две противоположности, лед и пламень. Расскажите о ней и о том, как вам удалось создать крепкую семью.


– Мы познакомились в 1999 году. Она всегда была и есть очень разносторонний человек, у нее много способностей и качеств, она может заниматься вещами широкого спектра, которые у нее получаются. Пока она растила и воспитывала детей (сейчас у нас их пятеро), сложно было заниматься проектами, которые ей нравились – это продолжалось примерно 15 лет. Она помогала мне в церковной работе. Сейчас дети выросли, и матушка получила возможности для реализации – начала учиться многому и многое делать: коучинг, психология, фотография, педагогика.


– Я бы упомянула тот факт, что матушка самостоятельно воспитала и обучила своих детей и является приверженцем системы семейного образования. Почему?


– Когда наша первая дочь пошла в школу и отучилась там два года, мы приняли решение забрать ее оттуда и учить самостоятельно. Нас не устроила система подачи информации: ребенок пассивно ее воспринимает, он ее потребитель, у него нет интереса к поискам истины, в нем не горит живой огонь к знаниям, он перестает думать разносторонне, искать варианты. Ученик только должен слушать учителя и принимать его слова на веру. Плюс к этому очень сильной стала нагрузка на детей, они прогорают. Когда дочь поступила в первый класс, ей все было интересно, после же двух лет обучения она стала как робот, пропал интерес к жизни и знаниям. Сначала в младших классах мы помогаем детям учиться, а потом они это делают самостоятельно. Старший сын, например, сам освоил сложные курсы математики, физики и химии. В старших классах, как и большинство родителей сейчас, привлекаем репетиторов.


– Вас очень любят дети, они отзывчивы и внимательны. Почему так получается? Сказывается собственный опыт родителя?


– Может из-за того, что я общаюсь с ними с непосредственностью, может это мое такое свойство? Некоторые умеют говорить со взрослыми, у меня же получается больше с детьми. Детей в семье много, и я научился их понимать, знаю, что им интересно. Да и дети сами по себе – души чистые и подвижные, с ними интересно.

– Какое пожелание вы бы дали детям, чтобы правильно построить свою жизнь?


– Я бы, в первую очередь, дал пожелание их родителям… От них зависит почти все в жизни их детей. Ребенок – это восковая дощечка, что родители напишут, то и будет происходить. Если его оставить без контроля, ему очень сложно сориентироваться, он еще не умеет управлять своей волей, временем, он может потерять время на пустые вещи и не заметить важного. Он не понимает еще последствия своих поступков, только то, что происходит с ним здесь и сейчас. Без руководства ребенку очень сложно. Пожелание ребенку одно – слушаться своих родителей, а вот все остальное я бы сказал именно им. Все зависит от них! В ребенке самом по себе нет ничего плохого, родителям нужно спокойнее относиться к детским шалостям и ошибкам и воспитывать детей в любви, поддерживать в них интерес к жизни, из которого рождается тяга к знаниям.

– Сколько вам сейчас лет?


– 45.


– Рассказывают, что с самого начала вы очень хотели стать монахом. Да и сейчас, когда люди видят вас впервые, они думают, что вы монах, потом удивляются тому, что у вас огромная семья, пропитанная любовью. Как это все вышло?


– Семейный путь я выбрал не по своей воле. Когда я учился, были живы еще известные старцы – отец Николай Гурьянов, отец Кирилл Павлов, отец Иоанн Крестьянкин. Во время учебы в семинарии я обратился к отцу Николаю Гурьянову за советом. У меня было серьезное намерение стать монахом. Я читал самые глубокие труды на эту тему, практически воспитан святителем Игнатием Брянчаниновым и его «Аскетическими опытами». Но отец Николай благословил жениться. Потом я обращался еще раз весь в сомнениях, но получил тот же ответ. Уже позже всё мне открылось в новом свете. Как-то совершенно естественно мы стали парой, душа была спокойна. Матушка сама глубоко верующий воцерковленный человек, поэтому на все жизненные вопросы у нас один взгляд, мы, слава Богу, единодушны во всем. Иногда мне самому не верится, что уже 20 лет в браке прошли, так все тихо и незаметно пролетело.

– В больших центральных городских храмах бывает очень сложно создать приход. У вас же он довольно большой и крепкий. Как это получилось?


– Я всегда говорю, что не я управляю храмом, только Господь Иисус Христос. Я никогда не забываю об этом, что не я здесь главный. С каждым человеком, работником, прихожанином я помню, что не я главный, а Он – Глава и Управленец. Я просто молюсь Ему, прошу управить дела и надеюсь только на Его помощь. Любой человек может ошибаться, и я тоже боюсь ошибок.

– По вере вашей дается вам?

– Да, все получается так.

– Какой должна быть современная проповедь Христа на ваш взгляд?


– С амвона священник должен зажечь людей, говорить от сердца, держать внимание, готовиться к проповеди, настраиваться на нее, пережить ее через сердце. Когда священник говорит от пережитого опыта, от сердца к сердцу – это чувствуется. А заученные фразы звучат совсем по-другому и не доходят до людей. В Интернете сейчас появилось огромное поле для проповеди. В инстаграме священники ведут странички, на ютубе читают лекции, множество других ресурсов появляется постоянно. Это нормально, Бог говорит с человеком на том языке, который человек понимает. Появляется много православных СМИ. Главное, чтобы у священника было благословение правящего архиерея, которое поможет ему на этом нелегком пути. Я читаю многих молодых священников, мне нравится отец Николай Бабкин @nickolay_babkin, отец Андрей Долгополов @fr_andrey , но я вижу, что они всегда сверяют свои слова с мнением церкви, а не говорят от себя. Я видел у отца Николая, что они бывают на специальных семинарах Владимира Легойды @vladimir.r.legoyda, где формируется общее мнение по разным вопросам, чтобы не уходить в сторону от фундаментальных церковных истин. Потому что в этом есть большая опасность – потерять границу. Еще апостол Павел ходил слушать проповеди своих учеников, чтобы проверить, не тщетно ли он потрудился. Священник не должен ругаться, спорить, грубо обличать, пропагандировать, это не проповедь Христа!

– Кто для вас является авторитетным человеком в современной церкви?


– Святейший Патриарх Кирилл. Для меня важны его проповеди и пример жизни. Естественно, наш правящий архиерей владыка Артемий, он как отец наш. Если говорить о публичных выступлениях, то мне нравится много священников – отец Андрей Ткачев, отец Димитрий Смирнов.

– А вы сами планируете выходить в Интернет?


– Да, у меня есть план Библейского кружка, который мне нравится и для него нужна страничка в инстаграме, которую я создал, но пока на это нет времени и многих умений, которые необходимы. Постить просто свои фото точно не буду. А остальное придет само в нужное время.

– Ваша матушка бывает надолго уезжает учиться. В связи с этим вопрос к вам, как к человеку, имеющему опыт большой и долгой семьи, который мучает многих семейных людей – как сохранять и взращивать свою семью?


– Ответ простой – только Господь. Наше личное к Нему обращение. Хранение чистоты своей души. Постоянная молитва. Обязательные Таинства Исповеди и Причащения обоих супругов. Это залог крепкой семьи. Иначе сердце грубеет, если над ним не работать. И люди теряют любовь, теплоту отношений, нежность друг к другу, потому что идет невнимание к собственному сердцу, оно не очищается.

– А люди как раз чаще пытаются исправить вторую половинку, а не самих себя…


– Вот и появляется ожесточение, непрощение, обиды, гордыня. Если не исповедоваться, не причащаться, не бороться с этими вещами в себе самом, то сердце быстро грубеет и в семье начинаются проблемы. В семье все от нас!

– Что вообще может заставить человека перестать менять других и внешний мир и обратить внимание на самого себя?


– Если человеку даже просто по милости Божией отроется эта истина – это уже счастье! Человек все строит вокруг, чтобы быть счастливым, но становится все более несчастным. А кому открывается истина, что надо менять самого себя, тот уже счастлив от одного осознания своего открытия.

– И все же – есть ли какие-то рецепты обретения такой истины?


– Молитва матери, молитва отца за детей. Молитва духовного отца. Молитва близкого человека. Молитва церковная, почему важно подавать записки в алтарь, заказывать сорокоусты. Ну и, конечно, личный пример. Если человек догадался, то он может другим показать это собственным примером. Не менять других, а показать, как меняется сам! Если все сделано правильно, то ваш пример очень быстро передается. С преподобным – преподобным будешь. И это происходит неосознанно зачастую.

– Есть ли у вас хобби?


– Моя работа – это и есть хобби. Я очень люблю храм, это моя жизнь, мне доставляет радость служить. Свободное время я провожу с семьей, можем на лыжах покататься, посмотреть кино, читаем книги, но я не назвал бы это каким-то увлечением, это обычная семейная жизнь.

– Что последнее понравилось из фильмов?


– «Один вдох», «Человек, который познал бесконечность». Это было интересно смотреть с детьми.

– У вас очень хороший, красивый голос, вы как-то специально работали над ним?


– 4 года я пел в семинарском хоре вторым тенором, там и научился всему.

 

– Какие чувства вы испытываете в алтаре?


– Для меня это очень важный вопрос. В алтаре приходит понимание того, насколько высок и свят Господь, и кто я перед Ним. Это не страх в животном понимании, а высокий страх перед величием Бога. Я понимаю, перед Кем стою. На каждой службе чувствую груз великой ответственности за каждого человека. Когда захожу в алтарь, сразу вспоминаю, сколько людей за моими плечами – работники, служители, прихожане, люди, за которых попросили помолиться, живые и мертвые. Очень много имен. За службу пытаюсь помянуть всех, насколько это возможно. Не только во время проскомидии, но и во время всей службы. Если этого не сделаю, мне будет очень плохо и тяжело. Если это делаю, мне становится все легче и легче, как будто груз с себя снимаю. Я бы назвал это «сладостный груз», он не обременительный, а радостный. Когда передаешь Богу все души, за которые молишься, становится очень радостно самому.

– А какие у вас личные отношения с Богом?


– Получая некоторые ответы в течение жизни я осознал, как плохо на самом деле знаю Бога. У меня возникает трепет перед Ним и я еще больше обращаюсь к Нему, прошу прощения или помощи, чтобы он не отверг от Себя. Живешь, молишься, в храм сходил, послужил – вроде как Господь тебе ответил и тебе все понятно. А бывают моменты, когда все по-другому идет и неизвестно, принимает ли Господь мою молитву или нет? Может Он принимает ее только потому, что я священник? А вдруг я как человек не достоин этого? Мне становится немного страшно. Поэтому стараюсь просить у Него помощи и прощения. И вижу, что все – только в молитве к Нему. Без Него ничего невозможно.

– Были ли сомнения в вере?


– Никогда, слава Богу. Сомнения только по поводу того, достоин ли я или не достоин того, что получаю? Вечная жизнь заключается в Богообщении, другого ничего там не будет. А насколько оно реально у меня? Богообщение происходит посредством мысли, посредством сознания – а насколько оно в Боге? Насколько я усвоил Его уроки, как близко с Ним общаюсь, насколько прямо? Бывает внешняя форма молитвы, при которой ум далек от Бога.
А насчет правильно выбранного пути сомнений нет. Я же вижу, что Он Сам меня к себе привел, я же Его не искал. Даже сопротивлялся – помню, думал, почему именно я? Почему это открылось мне? Со мной крестилось много друзей, но ни у кого не появилось тяги к церкви, почему у меня-то? Как только я начинал так думать, сразу что-то происходило не очень хорошее в жизни, и я начал бояться так думать даже. Это ведь ропот.




Новости, Приходы, Человек, Вера