Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Хабаровск Православный | Православная Церковь Сахалина и Курил
Хабаровск православный Журнал Православная Церковь Сахалина и Курил

Православная Церковь Сахалина и Курил

03.08.2007

Православная церковь Сахалина и Курил: страницы истории

Необозримая, дикая и заманчивая даль лежала перед русичами на востоке. И шли они «встречь солнцу», утопая в болотах и пропадая в таежных дебрях, замерзая в студеные зимы и погибая в бесчисленных стычках с туземцами. Шел простой и отважный люд – тот, что не хотел прозябать в холопстве, рвался к воле, богатству и счастью. Этот тяжкий и долгий путь помечали могильные холмики с простенькими крестами. Но он тянулся все дальше и дальше. И все новые дружины уходили отвоевывать земли, ставили на них острожки и покоряли племена.

Можно лишь представить, с каким восторгом и изумлением увидели перед собой казаки беспредельную широту океана. Казалось бы, дальше идти некуда. Но, прослышав, что «за переливами» есть острова, новые поколения россиян отправлялись в морские просторы на кочах, шлюпах, шхунах, фрегатах «для промыслу» или «прииску ясачных людей» для государевой казны.

На присоединенных к России землях первыми распространителями христианства были сами русские первопроходцы и промышленные люди, которые несли в эти края свой хозяйственно-бытовой уклад жизни, основанный на традициях и обычаях Православной Церкви. Одним из таких проводников Православия был и исследователь Курильских островов Иван Петрович Козыревский. Вот первооткрыватель что писал о нем в академическом календаре на 1732 год историк Г. Ф. Миллер: «Прежде всего у тамошних жителей никакие веры не было. Но за двадцать лет по велению Его императорского Величества построены там и российские церкви и школы, которые надежду подают, и сей народ от времени до времени из их заблуждения выведен будет. Монах Игнатий Козыревский, который при первой экспедиции Володимера Атласова еще бельцом был и с того времени в сей земле лет с двадцать жил, в сем деле немалое вспоможение учинил, такожде по многому прошению бедных, неимущих, старых, больных, раненых и иных от службы оставленных людей при реке Камчатке на пустом месте церковь с пределом и монастырь на свое собственное иждивение построил».

Айны, жившие на Северных Курилах, наиболее тесно соприкасались с русскими промышленниками и казаками с Камчатки. Приняв Православие, они носили русские имена и фамилии, некоторые из них знали русский язык. В 1747 году «новокрещеные» курильцы с островов Шумшу и Парамушир – а их насчитывалось свыше двухсот – через своего тоена Сторожева обратились в православную миссию на Камчатке с прошением прислать священника «для утверждения их в новой вере».

Через девять лет, по другим данным – через десять, купеческим приказчиком Семеном Кузьмичом Ломом на Шумшу была построена небольшая церковь – часовня в честь святителя Николая Чудотворца. Святой этот особенно почитался здесь, как заступник всех мореходов и путешественников. В часовне тогда разместили школу. В ней училось не менее 15 мальчиков-айнов. Со временем в наставники стали поступать выучившиеся курильцы. Первым из них был крещеный айн по фамилии Причин. По словам историка А. С. Полонского, церковь Св. Николая составляла «замечательность о. Шумшу».

Исторические документы повествуют о том, что распространение Православия шло рука об руку с открытиями и освоением россиянами восточных дальних земель. И церковное руководство отправляло на них своих миссионеров, и ехали они сами.

Выдающимся миссионером Русской Православной Церкви на дальневосточных землях проявил себя святитель Иннокентий (Вениаминов). Будучи в 1840-1860 годах архиепископом Камчатским, Курильским и Алеутским, он являлся не просто современником Н. Н. Муравьева-Амурского и Г. И. Невельского, но и энергичным сторонником проводимых ими мероприятий. Его влияние, несомненно, способствовало успешному исходу «великого Амурского дела».

Святитель Иннокентий уделял большое внимание и Курильским островам, и Сахалину, на котором бывал и, возможно, неоднократно. Достоверно известно его посещение поста Дуэ.

Поскольку с 1855 по 1875 год, согласно Симодскому договору, Сахалин находился в совместном владении России и Японии, на нем постоянно проживало некоторое количество японцев. Летом и осенью, во время рыбной путины, их численность значительно возрастала. В такой обстановке начинала здесь свою деятельность Русская Православная Церковь.

Строительство первой часовни начали матросы под командой поручика корпуса флотских штурманов П. И. Маргасова в посту Кусунай. 17 июня 1861 года к посту подошел пароход «Америка» с грузом продовольствия.

И вдруг выяснилось, что на судне находится священник. Его тут же пригласили съехать на берег «для освящения поста и отслужения панихид». В данном случае примечателен не только сам факт освящения поста, но и личность священника, совершившего этот обряд, в ту пору никому неизвестного молодого иеромонаха Николая – будущего святителя Николая Японского, одного из самых удивительных подвижников Православия в ряду русских святых XIX – начала XX веков.

В начале 1868 года начальник Сахалинского отряда Ф. М. Депрерадович, в ведении которого находились военные посты, получил из Николаевска-на-Амуре сообщение, что «для исполнения духовных треб в Дуэ, Кусунае и Аниве направляется священник Софийской церкви Симеон Казанский». Первоначально местом его пребывания был пост Кусунайский, а затем пост Муравьевский на озере Буссе, где находился штаб 4-го Восточно-Сибирского линейного батальона. Примерно после 1870 года отец Симеон обосновался в посту Корсаковском, который стал административным центром Южного Сахалина и куда переместился батальонный штаб.

К этому времени на острове насчитывалось уже около двух десятков русских поселений. Они были с севера до юга разбросаны друг от друга на сотни верст. Летом сообщение между ними осуществлялось либо на лодках вдоль побережья, либо на попутных военных или коммерческих судах. Зимой основным способом передвижения были собачьи упряжки. И большую часть своего времени отец Симеон проводил в длительных путешествиях – его ждали в каждом селении. Очень скоро, благодаря своим неустанным трудам, отец Симеон стал едва ли не самым известным и уважаемым человеком среди сахалинцев.

Стараниями отца Симеона началось на острове строительство первых праославных храмов. Один из них – церковь свт. Николая в посту Корсаковском – заложили при его участии в мае 1870 года солдаты 4-го Восточно-Сибирского линейного батальона и военные моряки из экипажей знаменитой шхуны «Восток» и клипера «Всадник».

Большинство же сахалинских церквей было возведено в 80-90-е годы XIX века – в период быстрого заселения острова, строительства поселений и каторжных тюрем. В тех селениях, где еще не было церквей, богослужения проводились в избе кого-нибудь из поселенцев, а в тюрьмах для этого выделялись небольшие приспособленные помещения.

В 1878-1880 годах, например, в Тымовской долине были основаны первые русские селения: Мало-Тымово, Рыковское (Большое Тымово) и Дербинское. 18 июля 1882 года в Мало-Тымово на средства тюремного ведомства заложили маленькую деревянную церковь. Для нового храма собрали что могли в постах Дуэ и Александровском: утварь, ризы, книги, образа. В воскресенье 30 января в память трех святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста – освятили церковь. На праздник собрались жители соседних селений Дербинского и Рыковского: все чиновники, многие каторжане и ссыльнопоселенцы с семьями. Из поста Александровского прибыл по такому случаю сам управляющий ссыльнокаторжными Приморской области и острова Сахалина полковник А. Ф. Соловьев. Приехал из того же поста и хор певчих под управлением ссыльного Ф. И. Генисаретского. Мало-Тымовская церковь была освящена во имя святого Антония Великого.

К тому времени, вероятно, относится и назначение храмовых праздников в других селениях. Так, в селении Рыковском был определен праздник в честь Казанской иконы Божией Матери, а в Дербинском – в память святого пророка Илии.

Строились церкви в те годы, как правило, на казенные средства, за счет тюремного ведомства. Основным строительным материалом служило дерево. Наиболее тяжелые работы – например, вытаска бревен – выполнялись арестантами в качестве урочных заданий. Но по доброй русской традиции в возведении храмов принимали посильное участие все жители, без различия чинов и сословий.

К концу 80-х годов XIX века на Сахалине было пять приходских церквей, каждая из которых имела своего священнослужителя: в постах Александровском (священник Георгий Сальников), Дуэ (священник Александр Винокуров), Корсаковском (священник Александр Фадеев), в селениях Рыковском (иеромонах Ираклий) и Мало-Тымово (священник Виктор Тимошенко).

О местных священниках, обращавшихся к каторжанам и ссыльным «со словами утешения и надежды», хорошо отозвался А. П. Чехов. В книге «Остров Сахалин» он писал, что священники «всегда держались в стороне от наказания и относились к ссыльным ее как к преступникам, а как к людям, и в этом отношении проявляли больше такта и понимания своего долга, чем врачи и агрономы, которые часто вмешивались не в свое дело».

Мрачная атмосфера «острова отверженных» не налагала какого-либо особого отпечатка на деятельность сахалинских священников. Заключалась она, как правило, только в церковных службах по праздникам, требах и школьных занятиях. Но именно в этом и состоял, очевидно, для многих первопоселенцев высший и духовный смысл миссии, роднившей дикий и суровый остров с далекой и желанной Россией.

В начале 90-х годов XIX века в административном центре Сахалина посту Александровском началось строительство главного собора – храма Покрова Пресвятой Богородицы. Непосредственным поводом к этому послужило, в частности, то обстоятельство, что 28 ноября 1890 года прежняя церковь, маленькая и деревянная, внезапно сгорела дотла.

Проект нового храма сделал Иван Аполлонович Чарушин, впоследствии известный русский архитектор. Его церковь относилась к весьма распространенному в России типу так называемой <трапезной церкви> и являла собой яркий образец, без преувеличения можно сказать, шедевр деревянного зодчества XIX века. В 1893 году храм был построен, и 23 июня состоялось его торжественное освящение.

В том же году в посту Александровском выстроили небольшую каменную часовню без алтаря <в память избавления Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича от угрожающей опасности во время путешествия по Японии в бытность наследником>.

Часовню в честь этого события освятили 30 августа 1894 года, незадолго до вступления Николая II на Российский престол. С той поры ежегодно 29 апреля из Александровской Покровской церкви совершался в эту часовню крестный ход и служился благодарственный молебен.

В то время Сахалин составлял часть Камчатской епархии под управлением епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Возглавляли епархию в 70-90-е годы XIX века крупные деятели Православной Церкви – епископы Вениамин (Благонравов), Мартиниан, Гурий (Буртасовский), Макарий (Дарский). Епископы неоднократно посещали Сахалин. Во время этих поездок они бывали в каторжных тюрьмах, участвовали в закладке церквей и освящении различных зданий. Так, в 1883 году владыка Мартиниан в ходе поездки по острову освятил маяк на мысе Крильон.

По данным, которые опубликованы в «Сахалинском календаре» за 1899 год, на острове было 10 православных церквей и 6 часовен. Однако в списке, приведенном в этом же календаре, значится 10 церквей и только 4 часовни. Видимо, этот список православных храмов Сахалина не совсем полный. В нем не указаны еще две часовни. Одна была в селении Владимировка Корсаковского округа (ныне г. Южно-Сахалинск), другая – в районе мыса Крильон, где в 1887 году потерпел крушение пароход Добровольного флота «Кострома», доставивший на остров большую партию ссыльнокаторжных. Пассажиры и команда были спасены. Позднее в память об атом событии возвели из обломков парохода небольшую часовню.

При поддержке местной администрации строительство православных храмов продолжалось вплоть до русско-японской войны и начала боевых действий на самом Сахалине, развернувшихся летом 1905 года.

В ходе боевых действий пострадали многие храмы на южной части острова. Например, церковь в посту Корсаковском сгорела во время высадки японского десанта. Такая же участь постигла церковь в Березняках, с той лишь разницей, что ее и половину селения снесло лесным пожаром. Уцелевшие православные храмы в селениях Владимировка, Галкино-Враское, Кресты, Нояси остались без присмотра, были почти полностью разграблены и постепенно разрушились. В некоторых из них разместились японские учреждения. Церковные колокола победители поснимали и приспособили для своих нужд – на железнодорожных станциях и пожарных вышках.

На территории Южного Сахалина было образовано губернаторство Карафуто с центром в городе Тоехара (ныне Южно-Сахалинск). Заботу об оставшемся здесь православном населении взяла на себя русская духовная миссия в Японии. В 1909-1911 годах Карафуто трижды посетил владыка Сергий (Тихомиров) – епископ Киотосский и помощник главы право-славной миссии в Японии. Преодолевая многочисленные трудности, он побывал во многих населенных пунктах, где еще проживали бывшие российские подданные, а также православные японцы. Наряду с исполнением духовных треб епископ Сергий провел обстоятельное обследование всех сохранившихся православных церквей. Благодаря его усилиям и настойчивости удалось вернуть часть церковного имущества, прежде всего сами здания храмов и церковные колокола. С японской администрацией ему удалось договориться о бесплатной аренде участков земли, занятой церковными постройками.

Поездка владыки Сергия на Южный Сахалин и его страстные выступления в печати о жизни «сирот-сахалинцев» не остались без внимания в России. Решением Синода в 1911 году на Карафуто был открыт приход. В его состав вошли все русские, оставшиеся на южной части острова, японские переселенцы, исповедавшие православие, а также православные из числа туземцев – айны, ороки и другие.

Октябрьская революция резко изменила положение Православной Церкви в России. Первыми декретами Советской власти о земле, о браке и семье была подорвана ее экономическая основа и поколеблена роль в общественной жизни. 20 января (2 февраля) 1918 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял декрет об отделении церкви от государства и школы от Церкви. Тем самым Русская Православная Церковь лишилась ряда чисто государственных функций в сфере образования, регистрации актов гражданского состояния своих приверженцев и т. п.

От той межи времени губительное будущее стало нагло ломиться в двери храмов и в души верующих.

События на Северном Сахалине в конце 20-х – начале 30-х годов мало чем отличались от того, что происходило по всей стране. Руководствуясь директивами и указаниями ЦК ВКП(б), местные власти уже в те годы рассматривали Церковь и религиозные общины как потенциальное «гнездо контрреволюции». Яркий тому пример – договор, заключенный 15 июня 1925 года Рыковским районным ревкомом с гражданами села, на передачу им «в бессрочное и бесплатное пользование» здания церкви Казанской иконы Божией Матери. В нем содержится свыше десяти пунктов обязательств со стороны верующих, в основном политического свойства. В том числе: не допускать «враждебных Советской власти и ее отдельным представителям» политических собраний, проповедей и речей, распространения антисоветских изданий и т. п.

В марте 1926 года часовня в селе Воскресеновка была закрыта, а все ее имущество, около десятка икон, писанных на холсте и по дереву, и другая утварь приняты на хранение Дербинским церковным советом. То же самое произошло и с одной из старейших сахалинских церквей – церковью св. Николая в поселке Дуэ. В 1926 году профком здешнего рудника приспособил ее под шахтерский клуб.

Еще проще власти решали судьбу храма, если он временно, по каким-то причинам, оказался «в бесхозном виде». Так было, в частности, в селе Абрамовка Онорского сельсовета. Воспользовавшись этой ситуацией, 2 марта 1926 года Рыковский районный ревком решил: часовню в селе Абрамовка «во избежание расхищения продать с аукционного торга».

В 1929-1930 годах, накануне «великого перелома» – сплошной коллективизации деревни – по стране прокатилась новая волна массовой кампании по закрытию церквей. Не миновала эта кампания и Сахалин. Решения о закрытии храмов принимались окрисполкомом с обязательной ссылкой на «требования трудящихся» или <пожелания самих верующих>. 22 декабря 1929 года окрисполком рассмотрел вопрос о передаче сельскому Совету часовни в Мало-Тымово. В то же время союз безбожников стал активно добиваться закрытия Покровской Церкви в Александровске. И 2 марта 1930 года президиум окрисполкома принял решение «об изъятии церкви [...] от группы верующих». По тону и содержанию этот документ напоминает судебный приговор с перечислением «грехов» православных верующих перед местной властью и даже перед самим Господом Богом.

Таким образом, к 1930 году, менее чем через пять лет после установления Советской власти на Северном Сахалине, здесь не осталось ни одного действующего православного храма. Так выглядело на практике «отделение государств» от Церкви.

Но Православие не ушло из жизни людей. В народе, основную массу которого составляли, казалось бы, убежденные атеисты, сохранились традиции и обряды, нравственные принципы христианской веры. Об этом не всегда говорили вслух, но так было.

Православная церковь Сахалина и Курил: день сегодняшний

Минули десятилетия и настало новое время, внося изменения в жизнь нашего общества. По всей России стали возрождаться православные храмы, над городами и селами зазвенели церковные колокола. Засеялись новыми духовными семенами и души верующих на Сахалине и Курильских островах.

В 1989 году в областном центре с благословения епископа Благовещенского и Тындинского Гавриила (Стеблюченко) был создан первый православный приход в память святой блаженной Ксении Петербургской. В 1991 году открылись два прихода в городах Холмске и один в Охе. Они входили в состав Хабаровской епархии.

23 февраля 1993 года определением Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и решением Священного Синода была образована Сахалинская епархия Русской Православной Церкви, которую возглавил преосвященный Аркадий (Афонин), епископ Южно-Сахалинский и Курильский. Приоритетным направлением деятельности стало открытие новых приходов и строительство храмов.

В 1995 году в Южно-Сахалинске был открыт кафедральный собор Воскресения Христова. Большую помощь в возведении храма оказали администрация области и мэр города, впоследствии губернатор И. П. Фархутдинов. Средства на строительство храма были собраны за счет пожертвований граждан. Для работ по созданию иконостаса пригласили специалистов с материка. Храм покрыли медью. Прихожане же провели благоустройство территории вокруг храма.

Старшие поколения помнят, как была сильна страна единством народа, объединенным православной верой. В наше время приходится заново возрождать христианство. Распад духовных начал в жизни общества – страшная тенденция переживаемого периода, которая сопровождается упадком культуры и экономическим хаосом. Возрождение нравственности в рамках православного воспитания и объединение народа – вот задача Церкви на сегодняшний день.

Это же время ознаменовалось возведением храмов в Александровске, Невельске и Южно-Курильске. В Корсакове был открыт первый на острове мужской монастырь в честь Покрова Божией Матери. В настоящее время в области действует 45 православных приходов.

В апреле 2000 года Русская Православная Церковь за большой вклад в возрождение духовности на наших островах наградила губернатора области И. П. Фархутдинова орденом святого Даниила II степени.

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2001 года «епископом Южно-Сахалинским и Курильским определено быть архимандриту Даниилу (Доровских), благочинному Троице-Сергиевой Лавры».

Источник публикации: официальный сайт Сахалинской и Курильской епархии

Страница Южно-Сахалинской и Курильской епархии на портале «Патриархия.RU»

Биография епископа Южно-Сахалинского и Курильского Даниила на официальном сайте Южно-Сахалинской епархии

При подготовке публикации использованы фотоматериалы сайта «Сахалинский фотоальбом»


Церковь, История